Три офицера из России

58071320_MistralЛондон предлагает сократить военное сотрудничество с Россией. Ранее аналогичную угрозу озвучил Париж, но тотчас оговорился, что контракт по «Мистралям» как минимум до октября остается в силе. Берлин и вовсе пока воздержался от эффектного жеста. Российские эксперты напоминают, что военное сотрудничество с НАТО и так было скорее декоративным.

В вопросе конфликта на Украине Россия «действует скорее как противник, чем как партнер» НАТО, заявил в воскресенье верховный главнокомандующий Объединенными силами НАТО в Европе американский генерал Филипп Бридлав, выступая на экспертном Брюссельском форуме.

А глава МИД Великобритании Уильям Хейг призвал исключить Россию из некоторых международных организаций, сообщило в воскресенье РИА «Новости». Хейг заявил о том, что после присоединения к РФ Крыма Великобритания и ее союзники должны строить с Москвой «новое партнерство». «Оно должно предполагать исключение России из некоторых международных организаций, наложение долгосрочных ограничений на военное сотрудничество и продажу вооружений и ограничение влияния (РФ) в остальной Европе», – написал британский министр.

«Отменены совместные военно-морские учения США, Франции и России, отменены заходы в российские порты британских кораблей, в том числе в Санкт-Петербург, приостановлены контакты военных и чиновников по линии минобороны», – заявлял ранее Хейг. Он сообщил, что Великобритания изучает военные контракты с Россией и лицензии на поставки ей вооружений, а также пообещал технологическую помощь Украине.

Днем ранее с аналогичным заявлением выступили и французские власти. Франция отменила предстоящие совместные военные учения с Россией и рассмотрит вопрос о возможной отмене поставки в Россию военных кораблей «Мистраль». Франция приостановила большую часть военно-технического сотрудничества с Россией, но собирается выполнить международные обязательства, сообщил в пятницу французский министр обороны Жан-Ив Ле Дриан, находясь с визитом в Эстонии.

В частности, сообщил он, будут отменены планировавшиеся ранее совместные учения, а также взаимные визиты военных двух стран, как писала газета ВЗГЛЯД. При этом Франция рассчитывает сохранить с Россией контакты, связанные с необходимостью выполнения международных обязательств.

Ле Дриан не стал говорить о судьбе контрактов на поставку вертолетоносцев «Мистраль». Днем ранее он заявил, что вопрос о возможной приостановке рассмотрят «не ранее октября» текущего года. «Элементы корпуса сейчас создаются Россией, и эта процедура в целом непроста, – напомнил министр. – Поставка первого корабля должна пройти в октябре, поэтому вопрос о возможном приостановлении контракта по «Мистралям» будет принят в октябре».

«Сводилось к обмену делегациями»

Военно-техническое сотрудничество (ВТС), о котором так много говорится, на самом деле не было столь значимым, напоминают эксперты. Так, бывший руководитель пресс-службы Минобороны Вячеслав Седов отмечает, что никаких программ ВТС с Вашингтоном у Москвы и не было, «были лишь отдельные договоренности с несколькими европейскими странами, но и они малозначительны».

«Военное сотрудничество в основном сводилось к обмену делегациями по различным аспектам деятельности армии и флота, весьма редким совместным учениям локального характера, отправке на учебу на краткосрочные курсы офицеров, участию профильных специалистов в семинарах, других подобных форумов, касающихся вопросов обеспечения европейской и глобальной безопасности. Поэтому фактически рычагов давления на Россию по линии военного ведомства у наших заокеанских партнеров нет, и они об этом прекрасно осведомлены», – сказал Седов газете ВЗГЛЯД.

В свою очередь вице-президент ПИР-Центра, бывший начальник международно-договорного управления – заместитель начальника главного управления международного военного сотрудничества Минобороны, генерал-лейтенант Евгений Бужинский уверен, что ВТС обоюдовыгодно.

«США нам по военной линии ни в чем не помогают. Мы в 1999 году, в связи с балканскими событиями, прекратили военное сотрудничество с НАТО, тогда это возмутило многих его членов, через некоторое время сотрудничество было возобновлено. Так было после августа 2008 года, тогда американцы и НАТО сами прекратили сотрудничество, но прошел год, и мы вновь стали совместно работать. Это сотрудничество им выгоднее, чем нам, пока они не вывели свое войско из Афганистана», – подчеркнул он.

Главный редактор журнала «Национальная оборона» Игорь Коротченко считает, что сворачивание партнерства никак не повредит России: «Это сотрудничество было больше декоративным. С практической точки зрения нам это ничего не давало».

Афганистан, антитеррор и старые боеприпасы

Ежегодные совместные с американцами учения россияне проводили с 1993 года. В 1999 году из-за нападения на Югославию Москва прервала отношения с НАТО и США. Позднее они то возобновлялись, как это было после терактов 11 сентября 2001 года, то снова прерывались.

Сотрудничество Москвы с НАТО в целом давно уже было узким. Так, 4 декабря Совет Россия – НАТО принял Программу работы СРН на 2014 г. Как сообщается на сайте Совета, в ее рамках намечалось сотрудничество по Афганистану посредством хорошо зарекомендовавшего себя Целевого фонда технического обслуживания вертолетов СРН, оказывающего поддержку ВВС Афганистана, а также обучение методам борьбы с незаконным оборотом наркотиков.

Намечено было продолжить деятельность Специальной рабочей группы по террористической угрозе в евроатлантическом регионе, а также осуществить Инициативу о сотрудничестве по обнаружению и реагированию на угрозы, связанные с захватом воздушных судов. Помимо этого продолжалась работа по разработке Программы дистанционного обнаружения взрывчатых веществ СТАНДЭКС. Эта передовая технология поможет со временем повысить способность предотвращать теракты.

Совет Россия – НАТО решил также создать Целевой фонд по утилизации избыточных боеприпасов. Рассчитанный на 5 лет проект наметили для Калининградской области, где Минобороны собиралось по натовским технологиям наладить безопасное уничтожение накопившихся со времен войны боеприпасов. Как предполагает военный эксперт Дмитрий Литовкин, проект теперь будет заморожен до тех пор, пока стороны вновь не сядут за стол переговоров. Такая же судьба, скорее всего, постигнет и те соглашения 2012 года о транзите, предусматривающие использование аэродрома в Ульяновске.

Еще в начале недели генсек НАТО Андерс Фог Расмуссен объявил, что альянс пересматривает сотрудничество с Россией. Москве, например, не позволят участвовать совместно с силами альянса в охране судна, на борту которого будет уничтожено сирийское химоружие, пригрозил Расмуссен. Он, правда, не уточнил, на каком основании он выдвигает такие угрозы, если операция по вывозу сирийского химоружия проходит по решению ООН, а не НАТО.

«Мистрали» и Россия

Что касается истории с французскими вертолетоносцами, эксперты все последние шесть лет скептически относились к этой инициативе Анатолия Сердюкова. «Сама идея покупки «Мистралей» у Франции с самого начала была плохой затеей, и поэтому не исключено, что разрыв контракта гораздо выгоднее для России», – заявил газете ВЗГЛЯД Евгений Бужинский.

Мнение генерала разделяет и Вячеслав Седов: «Что касается пресловутых «Мистралей», то еще в то время, когда только родилась эта «светлая» идея, трезвомыслящие эксперты предупреждали, что их заказ – просто предательство национальных интересов России. Неужели в то время, когда мы строим суперсовременные, не имеющие аналогов в мире атомные подводные лодки, нам вдруг понадобилось обращаться за помощью к Франции?!».

Впрочем, источник газеты в аппарате российского военного ведомства сообщил, что в свое время, заказав два вертолетоносца на верфях в Сен-Назере, Москва пошла навстречу тогдашнему президенту Николя Саркози. «Компания в то время была на грани банкротства, и ее собирались закрывать. Вот мы и помогли Саркози, чтобы он смог сохранить предприятие. Это давало ему большие козыри перед выборами», – пояснил собеседник.

Евгений Бужинский подчеркивает, что срыв заказа может дорого обойтись самим французам: «Пострадает сама Франция, а не Россия. Не они у нас покупают, а мы у них. Откажутся выполнять работу, вернут деньги, еще и санкции заплатят 700 млрд евро», – пояснил он. Бужинского поддержал и Игорь Коротченко. «Если идет разрыв контрактов, то нам вернут деньги и заплатят неустойку. Отказ французов нам будет только на руку, будем строить свои большие десантные корабли», – сказал он газете ВЗГЛЯД.

Судьба полигона в Мулино

Берлин, в отличие от Лондона и Парижа, пока не заявлял о приостановке военного сотрудничества с Россией. На практике, однако, оно постепенно сворачивается. Берлин в пятницу наложил запрет на контракт, по которому немцы собирались оснастить в Мулино под Нижним Новгородом центр боевой подготовки сухопутных сил.

Как напоминает Deutsche Welle, контракт на сумму в 120 миллионов евро подписали в начале 2011 года бывший министр обороны России Анатолий Сердюков и глава концерна Rheinmetall Клаус Эберхардт. Центр планировалось ввести в эксплуатацию уже в июне этого года. В оборудованном по последнему слову техники тренажерном комплексе могли бы ежегодно проходить обучение по 30 тысяч бойцов танковых и мотострелковых войск.

Представитель министерства экономики и энергетики Тобиас Дюнов назвал запрет «единичным случаем», но добавил, что «в связи с нынешней ситуацией в России в настоящее время не будут выдаваться разрешения на экспорт вооружений в эту страну». Впрочем, в последние 10 лет Берлин и так не разрешал сбывать в Россию вооружения, сделанные на немецких военных заводах.

Не особенно интенсивны были связи Берлина и Москвы и в других сферах военного сотрудничества. Периодически на учебу приезжают офицеры российской армии. В этом году их было трое. Один из них уже закончил языковые курсы и уехал домой, второй еще учится немецкому, а третий осваивает в Германии штабное искусство. Их обучение решено не прерывать.

Если произойдет разрыв контракта по Мулино, то придется в срочном порядке самим выстраивать эту работу, признают российские эксперты. «В Мулино было проведено несколько учений ротного звена, которые, в принципе, сводились к учебным стрельбам и спортивным состязаниям. При этом именно гостям было чему поучиться у нас, им это было нужнее, чем нам. И, кстати, на тактическом уровне на полигоне складывались добрые партнерские отношения профессионалов военного дела. Теперь не только мы потеряем, но они сами просто многое потеряют», – сказал Седов.

«Нам не привыкать»

США в свою очередь еще в начале недели, в рамках первого пакета санкций запретили своим бизнесменам сотрудничать с российским ОПК.

Что касается контрактов на поставку военной техники и оборудования, то, по мнению экспертов, они невелики и никак не скажутся на России, но есть исключения. «Объем закупаемого в США вооружения равен 1%. Большинство закупаемого на Западе оборудования шло на нашу технику, которое, в свою очередь, шло на экспорт в третьи страны, – сказал газете ВЗГЛЯД Дмитрий Литовкин. – Например, истребители Су-30 МКИ, МиГ – 29К, которые сейчас покупает Индия, на них стоит французская система. Так французы, получается, не нам строят козни, а индусам и другим».

В случае разрыва контракта эксперт уверен, что больше потеряют Штаты, чем Россия: «Энергомаш поставлял двигатели для американских ракет. Американцы, конечно, утверждают, что уже запаслись ими, но если они интенсивно будут развивать космическую отрасль, двигатели все равно будут вынуждены покупать, – отметил Литовкин. – Надо помнить, что такая компания, как «Боинг», покупает для современных самолетов системы 787 Дримлайнер 40% титановых изделий в России».

Вместе с тем российский ВПК закупает ЭКБ (электронный компонент базы) в США. Причем, по словам Литовкина, сами чипы в США только разрабатываются, а производятся в юго-восточной Азии. «США поставляли базовые элементы для нужд Роскосмоса. Однако после того как в прошлом году возник скандал с агентом АНБ Сноуденом Госдепартамент впервые запретил поставку деталей для Роскосмоса. Поэтому было принято решение искать новых партнеров в Европе и Китае», – пояснил эксперт.

По мнению Литовкина, гораздо тяжелее на России может сказаться разрыв отношений с «оборонкой» Украины. И это связано не с самолетами «Руслан», «по ним до сих пор не принято решение выпускать их или нет», а с поставками двигателей для вертолетов и гарантийным обслуживанием межконтинентальных баллистических ракет.

«Завод «Мотор Сич» в Запорожье производит всю номенклатуру двигателей всех наших вертолетов, в том числе и для самого современного – Ми-28. Это все существенно, потому что наш собственный завод «Климов» в Петербурге еще не готов к таким объемам. Придется нам форсированными методами налаживать это производство», – предупредил Литовкин.

В военном ведомстве России на угрозы Запада откликнулись оперативно. Замминистра Юрий Борисов еще в начале недели заявил, что санкции в отношении российского ОПК никак не смогут помешать перевооружению Вооруженных сил.

«Минобороны проводит детальный анализ всех рисков, связанных с возможными санкциями и непоставками ряда продукции предприятиями Украины. Я считаю, что мы исключим ситуации срыва гособоронзаказа, так что пусть не надеются», – сказал Борисов. По его словам, легче промышленности не станет, но «нам не привыкать». «Я думаю, что страна гораздо больше приобрела после последних событий, чем потеряла, даже ввиду возможных санкций, которыми нас пугают», – подытожил Борисов.

Источник

Вы можете поделиться этим материалом на следующих ресурсах: