Власть потомков стукачей

В дыму сражений европутчистов с «Беркутом» на киевских улицах мы позабыли, что на 2014 год приходится 100-летний трагический юбилей со дня начала Первой мировой войны, которую наши предки называли Великой войной.

На Украине Первая мировая традиционно находится на периферии официальной историографии. У нас могут прожужжать зрителю все уши рассказами о перестрелке под Крутами (где погибло менее 400 человек с обеих сторон – микроскопическое событие на фоне мировой истории), но умолчат о грозных баталиях Первой мировой в Галиции, в которых гибли десятки тысяч солдат.

И это не случайно. Ведь если серьезно говорить о Первой мировой, найдутся такие, кто захочет поговорить об австрийском геноциде населения Галиции, вспомнить об австрийских концлагерях Талергоф и Терезин, и тогда придется раскрывать всю правду об украинском националистическом движении и его роли в тех событиях. А роль его была откровенно подлой.

В Талергоф и Терезин бросали тех галичан, кто сохранял общерусское сознание, кто говорил на галицком наречии, но считал его диалектом русского литературного языка, кто связывал воедино историю Руси Галицкой и Руси Московской.

Через ужасы Терезина и Талергофа прошли такие известные личности, как историк Николай Антоневич, писатель Василий Ваврик, поэт Николай Глебовицкий, лингвист Мефодий Троченовский.

Тогдашние политические украинофилы служили у австрийцев стукачами. Украинский национализм, проигрывая галицко-русскому движению интеллектуальную дуэль, решил опереться на австрийский сапог и штык.

Достаточно было чтения книг на русском языке или исполнения православных песнопений, чтобы человек был выдан украинофилами австрийцам и арестован. Выйти из Талергофа можно было, только отрекаясь от русского имени и принимая украинскую идентичность. Последняя тогда еще только формировалась и была региональным этнонимом по типу «баварец» в Германии, «сицилиец» в Италии или «сибиряк» в России. Вена, исходя из своих интересов, решила придать ей политико-национальные черты и сделала ставку на украинских националистов.

В те годы многие галичане считали себя русскими. Прочесть об этом можно во множестве архивных материалов той эпохи, покоящихся в хранилищах западно-украинских библиотек, особенно в Львовской библиотеке им. Стефаника.

Факт: даже первый за пределами Российской Империи памятник Пушкину появился в Галичине! С приходом австрийцев галичане, причастные к установке памятника, сгинули в Талергофе. Не без помощи местных украинофилов, надо полагать. Из политических украинофилов Габсбурги сформировали легионы украинских сечевых стрельцов (УСС). В дальнейшем аббревиатура «СС» будет пользоваться особой популярностью у украинских националистов.

Первую Мировую принято считать переломным моментом в жизни Галицкой Руси. Именно тогда галицко-русское движение было практически искоренено. Долы и веси были усыпаны галицко-русскими могилами, и все общерусское в Галиции, отошедшей с распадом Австро-Венгрии к Польше, вновь оказалось под запретом. Власти межвоенной Польши, как и Габсбурги, сделали ставку на политическую украинизацию края. Все, что не уничтожил австрийский карательный аппарат, доделал административный польский аппарат.

Пройдет совсем немного времени, и идейные потомки первых «эсэсовцев» — сечевых стрельцов – снова собьются в шакальи стаи и назовутся похожим именем – дивизией СС «Галичина».

Хроника австрийского террора Первой Мировой достаточно обширна. Написаны «Талергофский альманах», трагедия «Маша», очерки «Терезин и Талергоф», «Талергоф. Картины из жизни галицких мучеников в немецкой неволе», «Талергофская Голгофа» и др.

Но почти не описана история участия галицко-русских добровольцев в истреблении бандеровщины (в составе отрядов «ястребков»), факты уничтожения ОУН-УПА чудом уцелевших и малочисленных уже галицко-русских семей, казней русских галичан польской Армией Крайовой (см. повесть узника Талергофа и Терезина Юрия Демьянчика «Кровавое злодеяние», отца и трех сестер которого убили «аковцы») и т.д.

Галицко-русское движение – это не политическая партия (пусть не вводит нас в заблуждение слово «движение»), а уходящая в глубину веков общерусская традиция Галицкой Руси.

На Западной Украине до сих пор тлеют остатки галицко-русской жизни в лице потомков первых галицких русофилов XIX века. В 1950-1960-х галицко-русская жизнь в Галиции была более-менее активной, хоть и пребывала в информационной блокаде. Некоторые видные галицко-русские деятели ушли из жизни только в конце 1990-х, а некоторые жили вплоть до начала 2000-х.

Таким образом, галицко-русское самосознание не умерло в начале ХХ века, как учит украинская история. Оно было придавлено репрессиями, которые нанесли ему непоправимый урон, но не уничтожили окончательно.

Сегодня мы являемся свидетелями исторического дежа-вю. Те же лица, те же буквы. Снова «СС» (на этот раз, под видом «Спiльноi справи» и юных поклонников дивизии СС «Галичина» из числа «свободовцев»), снова лозунги о «проклятых москалях», снова неуемное желание затащить Украину, ценой крови и жертв, в «европейскую семью народов»…

Евромайдан – это новый проект со старыми целями. Заказчики – те же (Европа), как и исполнители (современные «эсэсовцы», «свободовцы», «тризубовцы» и т.д.).

Общественные организации в России и Белоруссии, в том числе, при поддержке государственных учреждений, планируют провести в этом году ряд мероприятий, посвященных Первой Мировой войне. Посодействуют ли проведению подобных мероприятий на Украине украинские власти? Судя по опыту, вряд ли. Ведь тогда пришлось бы раскрыть всю правду об истинном облике политического украинства.

Источник

Вы можете поделиться этим материалом на следующих ресурсах: